Сергеич (sergeich_vl) wrote,
Сергеич
sergeich_vl

Categories:

Немного о канадских профсоюзах

Для полного понимания процессов, происходящих в канадской аэрокосмической промышленности никак нельзя обойтись без упоминания роли профсоюзов. Признаюсь, в ходе разговоров на эту тему мне редко удаётся остаться в рамках приличия, и всё потому, что профсоюз – это стадо полностью разложившихся от безнаказанности и лени скотов, которые отравляют атмосферу на километры вокруг себя, и которые способны запороть абсолютно любое дело.

Любую инициативу по оптимизации процессов и повышению производительности труда член профсоюза воспринимает как угрозу для комфорта собственной задницы и потому с ходу встречает в штыки. Я уже рассказывал, что у нас на заводе параллельно SAP стоит ещё несколько legacy-систем, некоторые из которых крутятся буквально на MS DOS. В этих системах, в частности, до сих пор ведётся учёт некоторых материалов на складе, а также учёт рабочего времени на линии финальной сборки и в цеху по производству компонентов. Обмен данными между этими системами и SAP ведётся посредством текстовых файлов. Одна из главных причин, по которым это дерьмо всё ещё существует – в эпоху облачных вычислений и нейросетей – это упорное сопротивление профсоюза всяким формам автоматизации. Причём зачастую речь идёт даже не о сокращении штатов, хотя это и неизбежно диктуется логикой технического прогресса. Во многих случаях член профсоюза просто не хочет менять свою сферу обязанностей, не хочет переучиваться на новую систему и уж точно не хочет тратить ни грамма своих усилий на её внедрение. Это не просто зона комфорта, это бронированный блиндаж, окружённый противотанковым рвом в виде коллективного договора.

Вот, например, ситуация. У нас на складе по каким-то причинам накопилось много лишних деталей. А тут один из наших поставщиков предлагает эти детали у нас купить. Цену нам, конечно, предлагают мизерную, но у нас эти детали всё равно лежат мёртвым грузом, а так появляется возможность хоть как-то компенсировать наши затраты. Вот мы подобрали первую партию и собрались вроде как её отправлять, и вот тут сотрудница (член профсоюза), которая должна провести эту отправку через систему, говорит нам, что в соответствии с её должностными обязанностями её приоритетом является оприходование деталей на склад. Эта работа отнимает всё её время, так что отправлять детали со склада она может только во внеурочные часы, а поскольку её менеджер никаких сверхурочных часов ей согласовывать не хочет, то никакой отправки и не будет. На наше предложение написать ей скрипт, который сделает всё за десять минут, последовал категорический отказ: работа по оприходованию товаров на склад и отпуску товаров со склада закреплена за членами профсоюза коллективным договором, и любое вмешательство со стороны, пусть даже и посредством скрипта, представляет собой угрозу для их трудоустройства. Всё приехали, тупик.

Стремление профсоюза обеспечить безопасность трудоустройства своих членов принимает порой просто параноидальные формы. Когда я только начинал участвовать в инвентаризациях, мне часто очень хотелось помочь кладовщикам, когда они двигали какие-нибудь тяжёлые коробки или доставали что-нибудь с верхних полок. Эти благородные порывы прекратились у меня очень быстро – после того, как мне несколько раз заявили, что не будучи членом профсоюза я не то что двигать – прикасаться к материалам на полках не имею права. Ну, мне-то в конечном счёте от этого ни холодно, ни жарко: я и со стороны могу понаблюдать за пересчётом. Бывают, однако, случаи, когда профсоюз начинает уже представлять реальную угрозу для жизни людей.

Вот, например, такая история. У нас в отделе работает пожилая уже тётка, она в этом вашем aerospace уже лет тридцать. До того, как её занесло в финансы, она работала в цеху – тянула электропроводку в крыльях Macdonnel Douglas MD-80 (ставшего впоследствии Boeing 717). Эти крылья тогда собирали на фабрике, которая находилась на месте международного аэропорта Торонто. После того, как Boeing закрыл программу Boeing 717, фабрику эту сравняли с землёй. В общем, по рассказам этой тётки, порядки в цеху были примерно следующие. Работники (члены профсоюза, естественно) приходили на работу в пять утра, за три часа до начала смены. Эти три часа соответственно регистрировались как сверхурочные и оплачивались в повышенном размере. В пять утра, однако, никто начинать работу не спешил. Напротив, работники доставали откуда-то подушки, одеяла, уютно устраивались в заготовках крыла и с комфортом досыпали свои утренние часы. Летом их обдувал прохладный ветерок от вентиляторов, а зимой согревали тепловые пушки. Работать цех начинал, зевая, где-то часам к десяти. Мою коллегу это непотребство очень сильно возмущало. Во-первых, возмущал сам факт того, что кто-то получает зарплату, не делая при этом ни хера. Во-вторых, из-за того, что этот кто-то ни хера не делал, моей коллеге приходилось работать с удвоенной силой. Поскольку заставить работать ребят из профсоюза было невозможно (менеджеры их просто боялись), то, если в цеху каким-то чудом появлялся ответственный человек, он очень скоро ощущал, что груз его обязанностей становится непосильным, потому что менеджерами было удобнее обратиться к нему, чем к матёрым профсоюзным работягам, которых надо было ещё предварительно разбудить. В общем, моя коллега накатала на них жалобу, которая, впрочем, ситуацию к лучшему никак не изменила. Как ребята спали в цеху, так они и продолжали спать. Через непродолжительное время после жалобы, однако, проводка, которую моя коллега смонтировала в крыле, оказалась изрезана. Ей самой же и пришлось лазить по всему крылу, сращивая провода. Дело ещё осложнялось тем, что всё обнаружилось после того, как на крыле были смонтированы топливные трубопроводы, лавировать между которыми стоило огромных усилий. Вернувшись после этой операции вся в синяках и порезах, моя коллега раз и навсегда зареклась связываться с профсоюзом. В общем, история как нельзя лучше демонстрирует всю глубину морального разложения отдельных элементов нашего рабочего класса. Понятно, что этот акт саботажа вопиющ сам по себе, что это свинство и по отношению к предприятию, которое тебе платит деньги, и по отношению к своей же коллеге, которая и так из-за тебя горбатится за двоих. Но самое главное – ты же, сука, испортил систему, которая будет устанавливаться на самолёт, на котором будут летать люди, – и ничего-то у тебя, падлы, не дрогнуло! Что если бы контроль качества по какой-либо причине пропустил бы неисправность? Что если бы моя коллега неправильно что-нибудь бы там соединила, работая в ужасных условиях, в суете и спешке?

Есть и ещё более дикие случаи, когда из-за действий профсоюза на самом деле гибли люди. Это уже, правда, не из aerospace. На всю Канаду недавно прогремел случай Элизабет Веттлафер – медсестры, которая по совместительству является самым массовым серийным убийцей в истории страны. Веттлафер работала медсестрой с 1995 года в разных городах провинции Онтарио. Со своего первого места работы её выгнали буквально через несколько месяцев после устройства за то, что она похитила сильнодействующий антидепрессант, которым моментально упоролась до такой степени, что не могла стоять на ногах. Веттлафер грозило лишение лицензии, но вмешался профсоюз – Ontario Nurses Association, ONA. Не разобравшись в ситуации, они оспорили увольнение Веттлафер и добились того, что причиной увольнения в её личном деле было указано «по состоянию здоровья». С таким личным делом для Веттлафер не составило никакого труда устроиться в другое медицинское учреждение а потом ещё в другое, и так далее. На протяжении всей своей трудовой жизни Веттлафер страдала от алкоголизма, а также похищала и принимала опиоиды. Она сама признавала, что у неё диагностировали биполярное и обсессивно-компульсивное расстройства, а в 2007 году она даже на две недели была изолирована в психиатрической лечебнице. С именем Веттлафер были связаны десятки инцидентов, включая медицинские ошибки и грубое обращение с пациентами. Когда же, однако, после очередной ошибки её опять уволили, в течение нескольких часов опять вмешалась ONA, которая опять добилась того, чтобы Веттлафер были предоставлены хорошие рекомендации и денежное вознаграждение. Это было очередное преступное решение ONA, поскольку оказалось, что за период с 2007 по 2014 год Веттлафер убила семь пациентов путём введения смертельной дозы инсулина, а вскоре после того, как она со своими рекомендациями устроилась на новую работу, она убила ещё одного. С той работы она тоже вскоре уволилась, пообещав, что ляжет в клинику, но обещания своего не сдержала, и устроилась в ещё одно медучреждение, где совершила ещё одну попытку убийства. В 2016 году она наконец-то легла в центр, специализирующийся на различного рода зависимостях и психических расстройствах, где и рассказала о том, что совершила. Всего Веттлафер признали виновной в восьми убийствах и четырёх покушениях. На допросах она рассказывала, что перед убийствами её как бы охватывала некая горячка, тем не менее, она осознавала, что она делает. Её признали вменяемой и приговорили к пожизненному заключению. Кого хотелось бы, однако, видеть на скамье подсудимых рядом с ней, так это функционеров из ONA, которые раз за разом допускали к работе человека, которого на пушечный выстрел нельзя было подпускать к пациентам.

Как говорят марксисты, нет такого преступления, на который капиталист не пошёл бы ради трёхсот процентов прибыли. В реальности же скорее оказывается, что нет такого преступления, на которое не пошёл бы профсоюз ради комфорта собственной задницы, ради права поспать на рабочем месте или ради возможности до пенсии спокойно отсидеться на какой-нибудь синекуре.
Tags: erp, Канада, авиация, производство, работа, учёт
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Дебет слева, кредит справа

    Выпускник Финансовой академии пошел работать в крупную компанию бухгалтером. У него появилась привычка с утра перед рабочим днем заглядывать в левый…

  • Праздники такого рода часто бывают у селян

    Ещё немного фотографий с праздника на заводе в Торонто, посвящённого поставке юбилейного – шестисотого по счёту – Dash 8-400. Выступает помощник…

  • Воссоздать кадр: «Eye of the Beholder»

    Моя жена одно время ходила на курсы по фотографии. Помимо таких фундаментальных вещей, как выдержка, диафрагма и чувствительность, там учили обращать…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments

Recent Posts from This Journal

  • Дебет слева, кредит справа

    Выпускник Финансовой академии пошел работать в крупную компанию бухгалтером. У него появилась привычка с утра перед рабочим днем заглядывать в левый…

  • Праздники такого рода часто бывают у селян

    Ещё немного фотографий с праздника на заводе в Торонто, посвящённого поставке юбилейного – шестисотого по счёту – Dash 8-400. Выступает помощник…

  • Воссоздать кадр: «Eye of the Beholder»

    Моя жена одно время ходила на курсы по фотографии. Помимо таких фундаментальных вещей, как выдержка, диафрагма и чувствительность, там учили обращать…