Сергеич (sergeich_vl) wrote,
Сергеич
sergeich_vl

Categories:

О некоторых особенностях учёта стоковых опционов на примере Tesla Inc

Эта статья опять будет интересна только бухгалтерам да любителям посчитать деньги Илона Маска. В ней мы будем говорить о том, что такое опционы для сотрудников, каков порядок их бухгалтерского учёта, и как они влияют на некоторые финансовые показатели Tesla.

Итак, опцион в широком смысле - это право приобрести или продать некий актив (базовый актив) в течение определённого срока по заранее оговоренной цене. Это право обладает стоимостью, которая складывается из двух компонентов. Во-первых, эта стоимость непосредственно зависит от разницы между оговорённой в опционе ценой базового актива и рыночной ценой этого актива в данный момент. Например, если опцион даёт владельцу право купить акцию по $45, а на рынке она стоит $50, то стоимость такого опциона составляет как минимум $5. Это так называемая внутренняя стоимость (Intrinsic Value). Во-вторых, стоимость опциона зависит от вероятности, что на момент его исполнения разница между ценой исполнения и рыночной ценой по-прежнему останется благоприятной. Рыночная-то цена постоянно колеблется, и если у нас опцион истекает через семь дней, то за это время рыночная цена может упасть ниже цены исполнения, и наш опцион станет бесполезен. Если же у нас опцион истекает через полгода, то мы можем подождать, пока рыночная цена опять не пойдёт вверх, чтобы с выгодой этот опцион использовать. Чем позднее истекает опцион, тем больше вероятность использовать его с выгодой, поэтому чем позднее истекает опцион, тем дороже он стоит. Это составляет так называемую временную стоимость опциона (Time Value).

Как следует из вышесказанного, стоимость опциона равна его внутренней стоимости плюс его временной стоимости. Есть довольно сложная формула, отражающая зависимость между стоимостью опциона, сроком его истечения, ценой исполнения и волатильностью базового актива. Кому интересно, тот может ознакомиться с так называемой моделью Black-Scholes. Нам же сейчас, однако, нужно уяснить лишь то, что опцион обладает своей собственной стоимостью – в дополнение к стоимости собственно базового актива.

Как и многие другие компании, Tesla активно использует опционы в качестве вознаграждения собственным сотрудникам за их трудовой вклад. Важно понимать, что эти опционы не дают немедленного права конвертировать их в акции. Чтобы реализовать своё право на покупку акций, сотрудники, владеющие опционами, должны отработать в компании определённый срок (в Tesla это в среднем 4 года). Вы, например, прошли там собеседование и вам в итоге делают предложение и говорят: ваша зарплата в год будет такая-то плюс столько-то опционов, которые можно конвертировать в столько-то акций через четыре года. В отдельных случаях, для конвертации требуется также добиться выполнения отдельных показателей по прибыльности, эффективности и тому подобное. Вы можете соглашаться, а можете нет. Если бы не было опциона, то вам, скорее всего, предложили бы более высокую зарплату в год (ну или вы сами бы её потребовали). Иными словами, опционы сами по себе являются частью вашей зарплаты, причём вне зависимости от того, конвертируете ли вы их в акции или нет. Раз опционы являются частью зарплаты, то и учитываются они в составе расходов на оплату труда в зависимости от того, где работает сотрудник. Если он работает в цеху, то его опционы, как и остальная часть его зарплаты, учитывается в составе себестоимости реализации (причём какая-то доля зависает в НЗП и готовой продукции). Если сотрудник работает в отделе продаж или в финансах, то и опционы его учитываются в составе коммерческих или общехозяйственных расходов (Sales & Administrative). По какой же стоимости учитываются затраты на оплату труда в виде опционов? Смотри выше: внутренняя стоимость плюс временная стоимость – в соответствии с моделью Black-Scholes. Итак, в части дебета стоимость опционов отражается на затратных и расходных счетах. В части же кредита эта стоимость отражается в составе собственного капитала. В Канадской практике для этого используется счёт Contributed Surplus – Stock Options. В США это будет счёт Additional Paid-In Capital (APIC) – Stock Options. Так или иначе, суть одна: работник вносит свой вклад в собственный капитал непосредственно своим трудом, причём труд этот оценивается в соответствии с моделью оценки опционов.

Давайте посмотрим на проводки, которые делаются при вознаграждении сотрудников посредством опционов. Допустим, 1 января 2018 года наша компания предоставила ключевым сотрудникам 1,000,000 опционов (на всех), каждый из которых даёт право приобрести одну акцию нашей компании по цене $10. Допустим, все сотрудники работают в администрации. В соответствии с условиями, владелец этих опционов может ими воспользоваться, только если отработает в компании не менее двух лет с момента предоставления. Стоимость каждого опциона в соответствии с моделью составила $5. Текущая рыночная цена на акции нашей компании составляет $10. 1 января 2020 года, когда рыночная цена поднялась до $20, счастливые обладатели опционов выкупили акции компании по $10 и немедленно перепродали.

Какую проводку мы делаем 1 января 2018 года? А никакую не делаем. На момент предоставления опционов наши сотрудники ещё не совершили никакого трудового вклада, который бы этим опционам соответствовал, так что у нас нет никаких затрат и расходов, чтобы отражать их в учёте. Первую проводку мы делаем 31 декабря 2018 года – по прошествии одного года с момента предоставления. К этому моменту сотрудники уже отработали половину срока, который они должны отработать для того, чтобы получить возможность конвертировать свои опционы в акции, так что мы можем смело начислить себе расходы в сумме половины от общей стоимости выданных опционов.



Ещё через год мы делаем проводку на оставшуюся половину.



На следующий день, когда радостные обладатели опционов побегут менять их на акции, мы сделаем, наконец, вот такую проводку



Как вы видите, в результате всей операции в наш собственный капитал добавилось $10 млн в виде кэша, а также $5 млн в виде «трудового взноса», причём заметьте: этот «трудовой взнос» теперь повис там навсегда. Трудно не заметить некоторую искусственность этого «трудового взноса». В самом деле, в нашем примере мы как будто из ничего пририсовывали $5 млн себе в расходы и столько же пририсовали к себе в собственный капитал, причём никто никому не заплатил ни цента, а сама сумма – просто расчётная величина. Что ж, если эта транзакция кажется вам искусственной, то вы не одиноки. До 2005 года бухгалтерские стандарты США, например, вообще не требовали отражать опционы в операционных расходах. Сторонники такого подхода (когда опционы не отражаются в операционных расходах) стоят на той позиции, что раз движения денежных средств не происходит, то и никаких расходов нет. На это можно возразить следующим образом. Допустим, вместо опционов компания просто выплатила бы сотрудникам бонусы на общую сумму $5 млн, а потом они выкупили бы у компании акции не по $10 за штуку, а за $15. В этом случае почти во всех аспектах компания была бы точно в таком же положении, как и в нашем основном примере, но вот включение бонуса в расходы ни у кого вопросов бы не вызывало. «Почти» – потому что есть показатель, который от активного использования опционов существенно искажается, а именно EBITDA.

Как мы помним, суть EBITDA в том, что этот показатель равен операционному денежному потоку, если убрать влияние оборотного капитала (дебиторской/кредиторской задолженности и т.п.). Однако, при активном использовании опционов рассчитанная строго по правилам EBITDA теряет свой смысл: у нас появляется ещё одна статья неденежных расходов (опционы), сумму по которой надо бы добавить к прибыли до налогов так же, как мы добавляем амортизацию. Только в этом случае EBITDA у нас опять будет представлять собой операционный денежный поток без учёта влияния оборотного капитала. Однако, это не будет соответствовать стандарту, где говорится, что EBITDA – это прибыль до налога плюс расходы на проценты по долгу плюс амортизация. Выход тут такой: вместо обычной EBITDA компания показывает так называемую Adjusted EBITDA, которая представляет собой прибыль до налога плюс расходы на проценты по долгу плюс амортизация плюс расходы по опционам для сотрудников. Нетрудно представить, что Adjusted EBITDA у компании, которая активно использует опционы, будет всегда выше обычной EBITDA у аналогичной компании, которая их не использует. В самом деле, компания, которая не использует опционы, вынуждена платить своим сотрудникам более высокую зарплату, что автоматически проходит через операционные расходы и уменьшает EBITDA. В компании же, которая активно использует опционы, соответствующие расходы при расчёте Adjusted EBITDA добавляются обратно к прибыли до налогов. Понятно, что менеджерам очень выгодно использовать опционы: нужно только договориться, что Performance твоя измеряется по Adjusted EBITDA и дело в шляпе. Можно убирать бонусы для сотрудников, заменять их на опционы и докладывать о своей растущей эффективности. Кстати, как вы думаете, по какому показателю оценивается Performance самого пройдохи-Маска? Да, вы угадали: именно по Adjusted EBITDA! Ну, на самом деле там не только Adjusted EBITDA, но ещё и выручка, и, прежде всего, капитализация. Насколько значительный вклад вносят опционы в достижение Маском своих показателей? Довольно значительный. Скажем, первое (минимальное) значение Adjusted EBITDA, которого Маску нужно было достичь для вознаграждения, составляло $1.5 млрд в год. В 2019 году достигнутое значение Adjusted EBITDA составило $3 млрд. А расходы по опционам за тот же 2019 год составили $898 млн, то есть, ровно треть от $3 млрд.

Расходы в связи с предоставлением опционов Tesla Inc, 2017 - 2019, $ млн, источник FORM 10-K, Note 14


Правда, из этих $898 млн треть составили опционы самого Маска, поэтому их можно исключить. Но $600 млн все равно на дороге не валяются. Если бы эту сумму вместо опционов пришлось выплачивать деньгами, то EBITDA тогда бы была не $3 млрд, а $2.4, что давало бы Маску гораздо меньший запас прочности. Следующий порог Adjusted EBITDA для вознаграждения Маска составляет как раз $3 млрд, и опционы тут также оказываются весьма серьезным подспорьем.

Вышеприведённые рассуждения относительно вознаграждения Маска носят, конечно, больше умозрительный характер. Не следует забывать, что у него в показателях стоит или Adjusted EBITDA, или выручка, так что если по Adjusted EBITDA он не пройдёт, то по выручке наверняка пролезет. Автор всеми этими рассуждениями больше хотел подчеркнуть, насколько существенное место в деятельности Tesla занимают опционы. Вот хотя бы такое соображение. В Tesla работает около 50 тыс. человек. Исходя из этой численности, давайте попробуем оценить их фонд заработной платы. Средняя зарплата в США составляет что-то около $50 тыс. в год. Среднюю зарплату конкретно в Tesla я не знаю, но не думаю, что это будет больше $100 тыс. в год. Итого на 50 тыс. человек у нас в год получается от $2.5 млрд до $5 млрд. А расходы на опционы составляют $900 млн, т.е. от 18% до 36%! С одной стороны, активное использование опционов позволяет сохранить высокий уровень мотивации без существенного увеличения выплат по зарплате, с другой стороны, лояльность сотрудников начинает зависеть от состояния фондового рынка. Риск здесь в том, что если по каким-либо причинам рыночная стоимость акций упадёт, и опционы обесценятся, сотрудники потребуют увеличить им зарплату или покинут компанию. Так было, например, с Twitter. Когда их акции упали, им пришлось срочно предлагать своим сотрудникам дополнительные бонусы, лишь бы те не разбежались. Энтузиазм сотрудников во многом является залогом успехов Tesla, и если этот неоценимый ресурс вдруг иссякнет, то компания вполне может не выдержать груза взятых на себя обязательств.
Tags: бизнес, опционы, учёт, финансы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments