Tags: кино

Какого ещё сериала про Чернобыль нам не хватает?

Пока я писал про «Margin Call», я осознал, что вот в каком-то таком стиле я бы хотел видеть и экранизацию об аварии на Чернобыльской АЭС. Про саму аварию и её последствия уже наснимали достаточно много херни. Засеивать эту ниву ещё раз бессмысленно – слишком уж истощена земля, особенно после последнего сериала от HBO. А вот про долгий путь к аварии, которым упорно шла энергетика СССР, – вот этого остро не хватает. Драматические эпизоды борьбы с пожаром и радиацией – это было. А вот драматических совещаний, диалогов в курилках, ругани в прокуренных кабинетах – вот этого ещё не было. Что поделать, автор – существо кабинетное, и триллеры он соответственно любит всё больше кабинетные. Может ли кабинетный триллер держать в напряжении? Ну, в случае с «Margin Call» смог же. Движущей силой сценария, как известно, является конфликт. А уж конфликтов в кабинетах советских энергетиков хватало с лихвой. В отношении конкретно Чернобыльской аварии напряжение бы очевидно создавалось вокруг следующих моментов:

– Назначение на должность главного инженера станции человека с заочным образованием не по физике, который нихера не соображал, как работает реактор, не мог отделить важного от второстепенного, не мог принимать решений самостоятельно и вынужден был постоянно на кого-то опираться.

– Недоумение, которое испытало руководство станции при получении письма от Главного конструктора по поводу внесения положительной реактивности стержнями управления и защиты при движении их в активную зону.

– Совершенно кафкианская ситуация, когда станция вынуждена была заниматься абсолютно не нужным ей режимом выбега при почти полном игнорировании со стороны Главного конструктора и Генпроектировщика, которым этот выбег тоже был нахрен не нужен, – и всё только по той причине, что Главный конструктор ляпнул про выбег однажды в своём письме, а потом ему стыдно было признаться, что он ляпнул херню.

– Переругивание Чернобыльской АЭС и Гидропроекта на тему того, что должно быть триггером, активирующим резервные защиты турбогенератора: отключение от сети или закрытие стопорно-регулирующих клапанов.

– Нестабильность реактора, которая вынуждала электростанции проявлять изобретательность при эксплуатации, как, например, Курская АЭС с её рацпредложением о заведении укороченных стержней-поглотителей на защиту АЗ-5. (На четвёртом блоке АЭС, если я правильно помню, это собирались внедрять в ходе того самого планово-предупредительного ремонта, на который реактор и останавливался в конце апреля 1986).

– Вынужденное совмещение испытаний системы выбега и виброиспытаний турбогенератора.

Короче, тут тем для диалогов, совещаний и споров хватило бы на мини-сериал. И все постоянно на нервах, и всё курят, курят...

Смотрел бы кто-нибудь такое, кроме меня? Нашлись бы, думаю, любители.

Флэшка в лифте

«Margin Call» часто описывается как «best Wall Street movie ever made». В самом деле, великолепно снятая производственно-социальная драма про кризис 2008 года смотрится даже не как собственно драма, а как напряжённый триллер. Там, напоминаю, банк увольняет сотрудника, который работал над одним важным проектом. Закончить этот проект ему не дают, хотя он несколько раз упоминает о его важности. HR с уверенностью надувает щёки и говорит, мол, компания уже разработала «transition plan». Тогда тот сотрудник в последний момент в лифте передаёт младшему коллеге свои материалы, записанные на флэшку. Коллега остаётся в офисе допоздна, чтобы закончить проект, и в ходе анализа оставленных ему материалов обнаруживает, что все их mortgage-backed securities (MBS) внезапно обратились в тыкву, и что если их срочно кому-нибудь не всучить, то всем банку пиздец.

Я долгое время считал, что это голливудская драматизация. Ну, знаете, когда всех спасает пара человек, которые каким-то образом знают о скрытой угрозе – такой, например, как акула-убийца на пляже, дефект конструкции атомной электростанции, аномальная сейсмическая активность или нашествие инопланетян. Так вот, видимо ни фига это не драматизация. В документальном фильме «Panic: The Untold Story of the 2008 Financial Crisis» CEO JPMorgan Chase Джейми Даймон говорит: «Это было 13 марта, у меня как раз был день рождения... Я отмечал со своей семьёй и родителями, когда около 9 вечера мне позвонил CEO Bear Stearns [инвестиционный банк] и сказал: «Джейми, мне нужно 29 миллиардов долларов до того, как откроется Азия, иначе нам придётся объявить банкротство». Я сказал: «Алан, да я просто не могу достать тебе 29 миллиардов за ночь!».

Зашибись подарочек, да? Сам факт этого отчаянного звонка в 9 вечера говорит нам, между прочим, о том, что в Bear Stearns обнаружили дыру так же, сцука, внезапно, как и в фильме. Тоже, видать, кто-то кому-то флэшку в лифте из рук в руки передал.

Стиль движений Робокопа и сломанное ребро

Довольно известным фактом является то, что изначально робот-полицейский из знаменитого фильма 1987 года должен был выглядеть совсем иначе по сравнению с тем, что все увидели на экране. Речь идёт не столько об облике героя, сколько о том, как он двигался. Исполнитель роли Робокопа Питер Уэллер совместно с хореографом Мони Якимом разработали стиль движений, который они назвали «змеиным» (serpentine). Костюм Робокопа, однако, был доставлен на съёмочную площадку с большим опозданием, и когда Уэллер впервые в него облачился (на что, между прочим, ушло десять часов), то выяснилось, что костюм настолько сковывает движения, что ни о каком «змеином» стиле не может быть и речи. Уэллер работал с Якимом над «змеиным» стилем по четыре часа в день, и тем обиднее ему было, когда из этого ничего не вышло. Вся студия погрузилась тогда в депрессию, все со всеми переругались и никто понятия не имел, что делать. А делать что-то нужно было срочно, потому что съёмки шли уже почти три недели, и каждый день простоя вылетал в копеечку. Студия вообще задумалась об отмене фильма. Уэллер посоветовал обратиться к Якиму, но сперва его не послушали (Голливуд же). Потребовался ещё один день безуспешных съёмок, чтобы до самых упёртых наконец дошло, что нужно что-то радикально менять. Студия позвонила Якиму, но он был занят и не смог немедленно прилететь. Ещё один день прошёл впустую, и тогда Уэллер позвонил Якиму лично. Поскольку они находились в очень хороших отношениях, Яким не смог отказать Уэллеру, бросил все дела и прилетел на съёмочную площадку.

На площадке Яким заставил Уэллера залезть в костюм, что опять заняло несколько часов. Затем он попросил Уэллера походить. Немного подумав, Яким понял, что требуется всего только небольшая доработка. Он попросил Уэллера радикально замедлиться. Каждое движение должно было стать широким, подчеркнуто замедленным. «Поворот головы - медленно, достал пистолет - медленно!» - инструктировал Яким Уэллера. Выгнав всех из помещения, они репетировали около часа. Удовлетворившись результатом, Яким позвал Верховена, который пришёл от увиденного в полный восторг. Уэллер потом неоднократно говорил, что Яким спас фильм. На виде ниже (сорри, на английском) Уэллер довольно эмоционально рассказывает об этом эпизоде на своём выступлении в 2013 году. В некоторых деталях воспоминания Уэллера и Якима расходятся, но это объяснимо, учитывая сколько лет прошло.



Я почему про всё это вспомнил. Я тут вдруг осознал, что если бы вместо репетиции с Якимом Уэллер слегка сломал бы ребро, то это привело бы приблизительно к тому же результату, говорю теперь на собственном опыте. Каждое движение пришлось бы продумывать и медленно выполнять. Нужно повернуться? Так, изгибать грудную клетку нельзя. Надо медленно поворачиваться всем корпусом. Надо наклониться? Опять-таки, спина прямая, медленно сгибаемся, используя тазобедренные суставы.

Ничего страшного, просто Сергеич скатился с сыночкой с детской горки и ударился боком о бортик.

Аннигиляция

«Интересно, – удивился Андрей, – как эта штука сумела зафиксировать себя в пространстве?»
Сергей Павлов, «Лунная радуга»




Когда в 2018 году на экраны вышла «Аннигиляция», моей первой реакцией, признаюсь, было: что это я только что посмотрел? Реакция такая возникла не только у меня, судя по тому, что Google до сих пор подсовывает в поиск словосочетания «annihilation meaning» и «annihiliation explained» сразу, как только начинаешь набирать «annihiliation»

Какой бы посыл Алекс Гарленд ни собирался вложить в свой фильм, он не стал его разжёвывать для зрителя. С одной стороны, это заслуживает уважения, с другой – даёт повод усомниться, а не пытается ли создатель фильма подсунуть зрителю пустышку в красивой обёртке, в которой никакого посыла-то и нет. Я вот, признаюсь, поначалу усомнился. Моему скепсису способствовал ряд, на мой взгляд, огрехов в сценарии, которые лишали историю достаточной убедительности.

Во-первых, персонажи, окружающие главную героиню – Лину, – были поданы очень схематично. Их характеры раскрывались больше не через действие, а через диалоги, и их роль в событиях фильма просто свелась к тому, чтобы бессмысленно погибнуть. Во-вторых, мне показалась неубедительной история самой Лины, которая, напоминаю, оттрубила семь лет в армии, но потом переквалифицировалась, и к моменту начала событий фильма успела стать профессором молекулярной биологии. Не то, чтобы такой карьерный выверт был невозможен в реальности. Вот, например, известный дайвер и документалист Монти Холлс тоже около десятка лет, что ли, отслужил в Королевской Морской Пехоте, потом в 29 лет демобилизовался, поступил в Плимутский университет и к 33 годам стал бакалавром первого класса в области морской биологии. Если бы он решил продолжать академическую карьеру, то, вероятно, к началу пятого десятка мог бы стать и профессором. Другое дело, что это потребовало бы изрядных (мягко говоря) трудозатрат, целеустремлённости и самодисциплины – в общем, всего того, что мало вяжется со склонностью к саморазрушению, которой якобы подвержены все участники экспедиции в Зону Икс, в том числе и Лина, как следует из разговоров между ними (я буду использовать понятие «Зона Икс», как в романе Вандермеера, вместо понятия «Мерцание», как в фильме, потому что фраза «экспедиция в Мерцание» звучит как-то не по-русски). Collapse )